URL
23:53 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Больная, заебанная и без какой-либо надежды на светлое будущее. Кажется, нужно нормально отдохнуть, а я и не умею.
Тебе всего 25, а уже разваливаешься на куски как физически, так и психически. Головой едешь, придумывая всякую ерунду, которой на самом деле не было и быть не могло.

23:40 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Жить вместе с Р.

Плюсы:
1. Ты как за каменной стеной, защищенная от любого посягательства.
2. Любая ебучая полочка будет починена.
3. Готовка, уборка и прочие домашние обязанности станут в два раза легче переноситься.
4. Ты привязалась.

Минусы:
1. Хуй ты будешь жить так, как раньше.
2. Он манипулирует.
3. Он контролирует.
4. Он уйдет.

22:15 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
00:54 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Новостей - гора Синай. Дайте мне заповеди, чтобы на грабли больше не наступала. Поступило предложение от Р. (пока думаем оба, но-но-но), что могли бы жить вместе, ибо его сосед внезапно оказался неплатежеспособным, позвонил хозяйке квартиры, та психанула, и, как результат - выселение обоих в конце следующего месяца. Смотрит на меня своими красивыми трезвыми глазами и говорит все это. В моих же читается удивление, счастье и страх. Ни к чему хорошему ни разу не приводило сожительство с существами мужеского полу, тем паче, все, кто меня близко знал, догадываются, какой пиздец из всего этого я могу сотворить. Вспоминаю, что когда мне требовалась помощь с поиском соседей по квартире, он не шелохнулся. Вспоминаю, что ни разу не говорил, что любит меня. Вспоминаю, что отношения "я тебе-ты мне" - норма. Нормально, что каждый ловит лишь собственную выгоду. Только вот какой она будет для меня, если соглашусь? Веселый танец по граблям. Осознаю всю неправильность уже почти принятого решения, но не могу управлять эмоциями. Рациональность? Что такое рациональность? Я - комок взбушевавшихся чувств, что скоро угаснут, потому что чем ярче горишь, тем скорее истлеешь. Я горю, я в аду, что возлюбила столь страстно, что не пытаюсь выкарабкаться. Готовая на все ради эмоций, любых, только бы не стать мертвой, как была когда-то давным-давно. Ничего хорошего.

@музыка: Дима Гусев и Латентная Кома - А было ли ещё хоть что-то

23:36 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Папочка, забери меня. Раньше я просила забрать мамочку и бабулю, но сейчас этого совсем не хочется, лучше уж меня, непутевую. Будем лежать в сырой земле, посылать друг другу письма посредством почтовых червячков. Уверена, они работают быстрее почты России. Сколько лет уже прошло, представить сложно. Я давно приняла в наследство запах табака, что от тебя вечно исходил, и сегодня снова скурила почти целую пачку, хотя хотела бросить. Вот неблагодарная, а: обещала прекратить, но продолжаю, все повторяется и повторяется. Зацикленность. Музыка заглушает внутренний голос, вечно обвиняющий, назойливый. Докурилась до тошноты, но продолжаю. Искренне сочувствую людям, которые находятся рядом. Впрочем, их осталось немного, тем лучше.

19:17 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
"Кукла", - говорит Р., медленно причесывая мои спутавшиеся волосы после душа. С одной стороны, это можно принять за комплимент, но с другой... Немного пугающе звучит, пожалуй.
Куклу кормят, расчесывают, моют, спят с ней.
У куклы стеклянные глаза, руки и ноги на шарнирах и в старых шрамах, оставшихся от предыдущих хозяев, которые на деле хозяевами вовсе не были. Иногда она почти разваливается на части, и ее сложно собрать. В голове у куклы заложена программа: просыпаться, идти на работу, приходить обратно в кукольный домик, снова ложиться и просыпаться среди ночи в холодном поту. Простой такой механизм, позволяющий изредка отклонения от типичного распорядка.
Кукла повторяет одни и те же фразы, потому что не знает других.
Что кукла чувствует? Дерни за веревочку и посмотри, что будет.
Вряд ли она станет когда-нибудь настоящей девочкой.

@музыка: BlackBlack - Sleeping In A Coffin

00:38 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Ненавижу чертов секс. Ненавижу свое тело, которому постоянно нужна кинестетика. Ненавижу, блядь. Не знаю, кажется, обо мне часто думали, что стремлюсь лишь к телесному, а остальное не столь важно. Но я же человек, у меня есть чувства, много чувств, с которыми я, блядь, не справляюсь, как всего лишь не справляюсь и с собственным телом. Бушует, вырывается наружу все, чему должно оставаться на дне.
Абстиненция накрывает. Беспричинная агрессия, нелепая грусть, обновленное желание п о в е с и т ь с я.
Плохо. Иди спать.
Кря.
Я не контролирую себя и готова снова сорваться.

@музыка: Exotic Animal Petting Zoo - Arendering

00:06 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Кошмары бывают разные. Может явиться гниющий труп прямиком из раскопанной могилы, может навестить старая знакомая - висельница.
Но ничего хуже нет самого чувства незащищенности, оголенности. Мне снилось, что входная дверь не закрывается. Никаких странных звуков, никакого движения за ней и поблизости, и вроде бы ничего страшного, но то лишь на первый взгляд. Ты не можешь выйти из комнаты, не можешь свести взгляд с двери, сидишь и тупишь в одну точку. Минуты ожидания ничего не приносят, минуты кажутся вечностью.
Еще страшна недосягаемость. Снилось, как меня придавила весом своей пухлой ноги какая-то спящая девушка, разделяющая ложе со мной с одной стороны и мужчиной с другой. Мужчина был мне дорог, хотя лица у него не было. Я не могла пошевелиться и лежала в оцепенении без сна, задыхаясь от беспомощности и боли.
Страшно вспоминать. Сны возвращают в студенчество, детство, в давно забытые времена.
Страшно спать. Страшно жить. Страшно.

23:35 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Прощена. Разрыдалась опять, правда, быстро взяла себя в руки. Снова могу улыбаться и радоваться жизни. Обо мне заботятся, как никогда, поэтому можно пойти на небольшие уступки, чтобы быть счастливой. Сгонять в аптеку (не за презиками, нет)? Не вопрос, будет, а ты сиди отдыхай. Урчит в животе, потому что забыла пожрать с утра? 5 минут, еда будет скоро готова, хоть ты и не просила. Бухла? На, держи, уже охлажденное и с закуской, с рук кормит.
Это моя последняя попытка, и проебывать ее из-за своего блядского поведения не собираюсь. Видимо, приоритеты сменились. Морщин на лбу прибавилось. Позднее взросление?
Больше не бухаю в жало, больше вообще не бухаю, наверное. Как минимум, месяц, либо совсем по минималке. Главное - я счастлива, ебошат эмоции, как в первый раз, и вообще все клево. НИКАКОВА СУЕЦЫДА))))))))

11:56 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Хожу распеваю: "Мерло, мерло, а во мне что-то у-мер-ло". Веселенькая такая, красивенькая, хоть в гроб клади. Тьфу. Как перестать пиздострадать и начать жить?

23:50 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Так, епты. Все по полочкам.
1. Сама виновата.
2. Рыдать по углам - не варик.
3. Сожри шоколадку, поднимет уровень серотонина.
4. Никакого бухла больше, а то рил рипнешься. Ну, или печень посадишь, как минимум.
5. Нужно извиниться. Извиняться, пока не простят, снова и снова.
6. Цени то, что есть, курва тупая.

Покатушечки грустные на карусельке под тему из "Драйва", то, чего у меня никогда не было и не будет - хер собачий. Кругом хер собачий. Нечто пришло и ушло, а нечто остается на месяцы и года. Вместе суициднуться? Ха, я слишком слаба, да и не только я. И всегда лучше, когда что-то есть, чем когда этого нет, с жизнью все так, по крайней мере. Вон, способ незаурядный вчерась выдумала: тупо бухой сесть в машину к незнакомцам, дескать, убьют и изнасилуют. Ребята оказались хорошие, не изнасиловали и не убили, роллами накормили и пивом напоили. Железное правило: исповедоваться легче незнакомым людям. И правда стало легче, хоть и ненамного.
Время включить голову, это следовало сделать еще давно, ты же не совсем дура, эва, высшего образования полтора диплома. Все мозги пропила.
И да, некоторые проблемы действительно стоит решать не бухлом, а его отсутствием, а то чревато никогда ничего не решить. Займусь, пожалуй.

@музыка: Nyktalgia - Nyktalgia

19:51 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Прошлое врывается в мой мир тихим голосом. Тихим, но обвиняющим. Пытаюсь заглушить его музыкой на полную громкость, но голос продолжает говорить в голове, указывая на ошибки, что были совершены. Шепчущий, будто ненавязчиво, но вклинивающийся в разум, заставляющий зацикливаться на том, что прошло.
Голос говорит, что нужно быть ответственнее, что я несу ответственность не только за себя, но и за тех, кто "приручен".
Я посылаю его к чертям. Каждый сам за себя. Мы не стая, чтобы бежать вместе. Лучше перегрызем друг другу глотки, лишь бы остаться каждый при своем.

Волки бежали за жертвой. Волки преследовали общую жертву, чтобы насытиться. Олень убегал, грациозно перепрыгивая упавшие деревья и пни. Не смея оглядываться, он лишь бежал дальше, к спасению своей жизни. Но волки бежали быстрее, волков было больше. Они знали свои угодья, куда случилось забрести незадачливому парнокопытному. Олень устал, оленю нужен был отдых. Стройные грациозные ноги не могли нести его дальше. Оставалось только смириться или бежать, открыв второе дыхание. Второго дыхания не было, как ни крути.
Волки догнали. Один из них, самый слабый, бросился оленю на шею, но тот отбросил его копытами из последних сил. Волк, бежавший поотдаль, вырвался и пронзил зубами шею жертвы. Остальные набросились по бокам. Скоро все было кончено. Одна туша на шестерых - это так уж много? Самый слабый из стаи, думая поживиться как можно скорее, бросился раздирать тушу. Остальные присоединились, жадно вгрызаясь в еще теплое тело.
Волков было много. Олень был один. Оленя быстро съели, но не насытились. Волки побежали за следующей жертвой, немного восполнив силы.

Прошлого было много. Человек был один.

@музыка: Cold In May - Kill Yourself With Pain

11:14 

Фиалки

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
В узком коридорчике всегда пахло фиалками. Все на лестничной площадке дружно заботились о цветах, что посадили в горшочках, благоустраивая общий дом. Но однажды запах заглушило другое. Было похоже, будто в огромном холодильнике протухла свиная туша, ни больше, ни меньше. Сначала этому не придавали значения, дескать, как обнаружился, так и изведется сам собой. Но со временем запах все усиливался, и однажды его стало невозможно терпеть.
Зловоние исходило из квартиры номер 345. Валентин Андреевич, 45 лет от роду, робко позвонил в дверь, подождал пару минут, но никто не ответил. Задержав дыхание, он потянул ручку, что на удивление легко поддалась. Дверь со скрипом открылась, обнаруживая внутреннее помещение, достаточно чистое, если бы... на его плечо не села огромная муха. Назойливо жужжа, она, недолго думая, снова расправила крылышки и полетела на запах, что был ей более приятен, нежели живой человек.
-Марья Ивановна? - неуверенно позвал Валентин Андреевич. -Вы забываете поливать свои фиалки, и дверь была открыта, и...
Голос его прервался, глаза удивленно расширились. На кухонном диване, раздвинув неприлично ноги, лежала женщина, в которой с трудом можно было узнать соседку. Опарыши змеились в ее животе, пожирая гнилое мясо, жирные мухи вились над головой, как ангелы, зовущие в последний путь. Валентин Андреевич отшатнулся. Небрежно лежащее тело резко контрастировало с порядком, наведенным в квартире: ни одной невымытой тарелки, ни соринки на полу. Однако мухи продолжали виться вокруг, будто это была их собственная квартира. Ох уж эти непоседливые ангелы смерти!
Сдержав рвотный позыв, Валентин Андреевич выбежал из соседской квартиры. Едва он зашел за порог, комок вырвался из глотки в горшочек из-под фиалки, добавляя к трупному запаху аромат свежей блевоты. Неплохое вышло удобрение, несомненно.
Отдышавшись, мужчина набрал номер милиции, чтобы сообщить о произошедшем.
-Алло, здравствуйте, я хотел бы сообщить вам о смерти соседки, которую случайно обнаружил. Да, я живу напротив. Нет, случайно зашел, дверь была открыта. И запах... Марья Ивановна никогда не оставила бы свои фиалки, она ими слишком дорожила, знаете ли...
Голос мужчины сбивался от перенесенного стресса, глаза слезились. Сообщив о произошедшем, он повесил трубку и снова проблевался в кашпо.
Марья Ивановна была хорошим человеком. Она любила цветы, потому что своих цветов жизни ей завести не удалось, и вела обычную жизнь одинокой старушки.
Приехали стражи порядка, по очереди допрашивающие каждого из соседей. Никто ничего не знал толком об этой женщине, она не общалась ни с кем, кроме своих цветов. Фиалки же не могли ничего рассказать, как бы ты ни просил. Они могли ответить лишь своей хозяйке.
-Все, что я знаю, так это то, что неприятный запах распространялся на всю лестничную клетку, - заявила молоденькая девушка из квартиры по соседству. -Я никогда не знала Марью Ивановну, да и единственное, что у нас было общего - это уход за растениями. Вот, здесь посажено мое алоэ, - промолвила она. -Оно полезно от насморка.
Девушка шумно высморкалась, будто напоказ.
-Я посадил пальму,- промолвил Сергей Петрович. -Мне нравятся пальмы, они неприхотливы. Я целыми днями околачиваюсь на работе, так что не могу позволить себе ничего лучше кактуса или пальмы.
-У меня есть гибискус. Их цветы очень красивые, знаете ли, и имеют тонкие лепестки. Тонкие, как струнки души.
-А я посадила глоксинии. Они яркие, бросающиеся в глаза. И места им нужно не очень много...
-Драцены. Толстый ствол, как у пальм, символизирует силу.
-Крокусы...
На окне извивался причудливо плющ, овивая раму. Овивая рану, что открылась на этой площадке.
-Она была тихой и спокойной. Никогда не заходила в гости.
-По ней не было видно, что что-то предвещает беду.
-Она улыбалась, когда мы пересекались, выходя из дома.
-Она была...
Была. Быльем поросла, опарышами да мухами. Кровью забрызгала диван, отпечатавшись на нем нелепым пятном, просочилась сквозь кафельные плитки кухни. Тело убрали, но душок от него еще оставался в квартире, будто Марья Ивановна до сих пор оставалась незримым призраком неподалеку.
Валентин Андреевич шумно втянул носом воздух, но снова ощутил запах разложения. Он преследовал его уже три дня, куда бы мужчина ни пошел. Пришлось снова начать курить, несмотря на то, что бросил пару лет назад. Запах табака перебивал то, что он чувствовал, хотя бы ненадолго.
Валентин Андреевич запил. Алкоголь помогал забыть увиденную им картину. Невольно он переносил ее на себя, представляя собственное тело на окровавленном диване, в окружении насекомых. "Как же вы хотите утешать меня пустым? В ваших ответах остается одна ложь," - бормотал он, пытаясь найти лазейку, чтобы выкарабкаться из своих мыслей.
Фиалки все больше увядали с каждым днем, несмотря на то, что их поливали. Тогда Валентин Андреевич вспомнил, что разложившиеся тела являются хорошим удобрением. Он был уже изрядно пьян в тот вечер, когда в голову пришла эта мысль. Фиалкам не хватает ее. Все ради благоустройства дома.
Собравшись с силами и все еще ощущая трупное зловоние, не покидающее его ноздри, мужчина собрался на кладбище. Лопата с трудом брала землю, еще недавно разрыхленную, однако скоро он добился успеха, и лопата ударилась о нечто твердое. Крышка поддалась легко, запах, преследовавший его, усилился, но не намного. Вытащить тело оказалось не так уж сложно. Марья Ивановна и при жизни была некрупной женщиной, а теперь треть ее тела съели черви, и она стала совсем легкой. Или душа вышла?
Валентин Андреевич взвалил на плечо полугнилое тело, пытаясь не свалиться. На улице не было народу в силу позднего времени, поэтому никто не заметил одинокую фигуру, несущую на себе нечто подозрительное. Без проблем добравшись до дома, мужчина посадил останки Марьи Ивановны возле горшочков с фиалками, и решил недолго передохнуть. Замутненные пеленой смерти глаза взирали на него с укором, будто он виноват, что ее любимые цветы увядают. Если бы ее рот не был зашит, определенно, она пожурила бы его за то, что никто не заботится о ее фиалках. Одни лишь пальмы да гибискусы, уродливые, посредственные. Не в силах вынести взгляда мертвой женщины, Валентин Андреевич решился на то, что планировал изначально. Взяв большой мясницкий нож, он в первую очередь выколол ей глаза, а потом порезал на мелкие кусочки то, что осталось от тела. Мелкие части легче похоронить в цветочном горшочке. Похоронить одно, чтобы взрастить другое: в этом весь смысл жизни.
Труп резался на удивление легко. Богатырская силушка, проявившаяся под алкоголем, могла преодолеть что угодно, и скоро расчлененное тело вновь мирно упокоилось в земле.
Валентина Андреевича бросило в пот, то ли от исполненной работы, то ли от сознания содеянного. Он быстро вытер его платком. Работа была сделана. Омерзительный запах почти исчез, будто в благодарность.
Под гибискусом нежно распласталась рука, готовая погладить хрупкие корни, под пальмой нашел свое место позвоночник, имеющий своей задачей укрепить ее ствол. Алоэ похоронило раненый живот. Фиалки, почти сливающиеся с цветом трупа... Им был необходим калий и фосфор, поэтому Валентин Андреевич не затруднил себя работой отделить мясо от костей, в которых все это содержалось. Оставшееся он забрал домой, про запас. Не все сразу, милые цветочки.
На следующий же день снова приехали стражи порядка. На лестничной клетке красовалось огромное кровавое пятно, а неподалеку от дома обнаружилась свежераскопанная могила. Почти сразу же оставшееся от тела нашли в холодильнике у Валентина Андреевича, который и не пытался что-то прятать.
Трупный запах усилился, когда Валентина Андреевича скрутили. Он не исчезал до конца его дней.

00:14 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Познакомилась на гигосе с якутом, имени которого не запомнила в силу сложной произносимости. Шагали до метро, доводя друг друга кое-как. Купила ему сигарет.
Поорала в микрофон, три раза полетала со сцены, что считаю моветоном, но бля, охуенно же. Один раз не поймали. Эмоций море, разбитое колено, поврежденная лодыжка.
-Текст знаешь?
Да я бы и маму родную не узнала, милая. Но все равно он каким-то образом вспомнился.
Я очень счастлива и продолжаю квасить.

@музыка: имя твоей бывшей

18:11 

Синяя лавочка

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
В неприметном дворике рядом с детской площадкой стояла лавочка, такая же непримечательная, старая, с облупившейся краской. На ней, как водится, обычно сидели старушки, развлекающие себя разговорами про проституток, наркоманов и прочие отбросы общества. На дворе стояла зима.
-Смотри, смотри, пошла, жопой завиляла, - с укором произнесла первая старушенция.
-Вот в наше время... - продолжила вторая, поддерживая привычный разговор, повторявшийся изо дня в день.
В их время лавочка стояла на том же самом месте, единственным отличием от нынешнего ее состояния было то, что краска тогда еще не облупилась и бросалась в глаза своей небесной синевой. По вечерам во дворе собиралась молодежь, не имевшая достаточно денег, чтобы выпить в баре, но также и своего жилья, где можно было бы спокойно навернуть пивка. Нынешние божьи одуванчики тоже не были столь невинны, какими хотели казаться теперь, но никто не вспоминал грехи прошлого, хотя, возможно, виной тому был лишь склероз.
-А помните, что случилось сорок лет назад? - начала вспоминать молодость одна из них, пытаясь придать разговору более интересный оттенок. -Такую же шалаву нашли здесь, на лавочке. Напилась до потери сознания да окочурилась. Поделом ей, так и нашли: с задранной юбкой, которая чуть срам прикрывает, батарея бутылок рядом.
-Помню, помню, как забыть. Так ты ее и нашла, да, Семеновна? Страшно тебе было на покойницу смотреть? Да еще срам-то какой...
-Страшно, страшно, ничего не попишешь, да ведь жить-то тоже страшно. Кто знает, может, и повезло ей окочуриться тогда. Знакомый мой милиционер сказал, что на в этот же день вся ее семья померла: отец любил тоже накатить от души, вот по синей лавочке и зарезал на следующий день жену да братишку ее. Хоть не узнала девочка, что случилось тогда, в незнании померла.
-И не говори.
Старушки замолчали, обдумывая сказанное и вспоминая былое. Воцарилась тишина, нарушаемая лишь голосами нынешней молодежи, что ошивалась неподалеку.
-О, смотри, такие же хулиганы. Помяни мое слово, так же закончат, а то и хуже. Куда только делась интеллигенция? Один сброд остался, - раздраженно промолвила третья пожилая женщина.
-Вот раньше был народ не чета им, правильно говоришь, - поддержала другая.
-Время позднее уже, пора по домам, а то такие и порешить ненароком могут пожилых беспомощных женщин.
-Правильно говоришь, пойдем. Ходют тут всякие.
Почти синхронно поднявшись с лавочки, старушки стали расходиться.
Время действительно близилось к вечеру, и количество подвыпивших увеличивалось в геометрической прогрессии, несмотря на то, что дворик казался настолько маленьким, что с трудом вмещал в себя столько людей. Он был хорош тем, что милицейская машина с гоняющими распивающую молодежь стражами правопорядка проезжала редко, и многие об этом давно прознали.
Когда старушки ушли, лавочка опустела. Впрочем, ненадолго: тут же подоспела младшая смена. Высокий брюнет кинул окурок мимо урны и тяжело приземлился на сиденье. К нему на колени опустилась худощавая девушка, попивающая пиво из горла большой пластиковой бутылки, которую, казалось, еле удерживала в руках.
-Дай глотнуть, детка, - заигрывающим тоном сказал парниша.
-Для тебя все, что угодно, - улыбнулась девушка, передавая живительную жидкость, и чуть не свалилась у него с коленей.
-Все? Правда?
Глаза брюнета пьяно заблестели.
-Давай прямо здесь.
-Ты что, не при людях же...
-Хуях на блюде. Их мнение для тебя важнее, чем я? Давай, детка, покажи, как ты меня любишь, пусть все знают.
Девушка замешкалась и произвела большой глоток.
-Нет, давай не сейчас, пожалуйста.
-Сейчас или никогда.
Молчание.
-Я ухожу.
Спихнув с коленей лишний груз, он с трудом поднялся на ноги, тут же чуть вновь не упав, и направился пошатывающейся походкой прочь. Девушка молча стояла, смотря вслед удаляющейся фигуре и прихлебывая напиток. На долю секунды ей показалось, что она все же согласна на что угодно, но быстро взяла себя в руки и снова опустилась на лавочку. В бутылке оставалось еще достаточно жидкости.
Высокая фигура, завернув за угол, завалилась на землю. Предприняв тщетные попытки встать, она решила не делать лишних движений и немного отдохнуть. Пошел снег, припорашивая лежащее ниц тело. Прохожие не обращали внимания, думая, что оно скоро очнется и вприпрыжку побежит домой, да и то вообще не их дело. Ветер усилился, разнося белоснежные частички морозного холода по окрестностям. Тело не двигалось.
Девушка прикончила бутылку и попробовала подняться. Голова закружилась, и ей снова пришлось сесть, чтобы прийти в себя.
Ошивающаяся неподалеку компания заметила ее проблемы и решила посочувствовать.
-Как дела, красотка? Красивые ножки не держат? - попытался быть приветливым один из ребят.
-Да она же почти в отключке, смотри, - прокомментировал ситуацию другой. -Ситуация требует непосредственного вмешательства.
-Определенно, коллега, - зло ухмыльнулся третий.
Девушка уже не была личностью, она была просто телом. На задворках сознания еще оставался страх перед сложившейся ситуацией, но он медленно угасал, как и огонек в ее глазах.
Несмотря на холод, сочувствующие решили немного раздеться. Сначала один из них расстегнул ширинку и приспустил штаны, пристраиваясь к бессознательному телу, потом другой.
Девушка ощутила в себе инородное тепло. Ей к этому времени уже стало становиться холодно, поэтому она беспрекословно приняла его в себя за пару минут до того, как отключилась полностью. Один, второй, третий. Тепло, но больно. Больно сквозь сон. Боль - это и есть просто сон, так что все в порядке.
Покончив со своим сочувствием, компания удалилась, оставив тело лежать на синей лавочке.
Снег медленно прекращался. От лавочки откололся еще кусочек краски, бывшей когда-то столь яркой.

01:00 

Очередное бухое говно блеать без названия

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Amor vincit omnia. На тебя насмешливо смотрит ухмыляющийся Амур. Il fine giustifica i mezzi. Попирай ногой все, что тебе мешает. Чтобы познать сущность чего-либо, нужно его безжалостно растоптать, расчленить, чтобы оно извергло из себя свою суть и любовь. Причастность к бытию стремится к нулю, есть только внутренности.
Из раздавленной гусеницы лезет липкая жижа, насекомое все еще извивается в предсмертных конвульсиях. Это и есть Твоя любовь, Господи? Раздави, чтобы возлюбить. Возлюби, чтобы полезли чувства, как липкая жижа. Раздави, чтобы возлюбить и бросить. Ты будешь еще бултыхаться какое-то время, совсем недолго, моя крошка, бабочка, у которой отобрали будущее. Насколько хватит твоих чувств? Нет, больше ты никем не станешь, теперь ты навсегда связан со мной узами смерти и кишок, что прочнее любой алой нити судьбы.
Само по себе бытие становится иллюзорно, в предсмертном хрипе понимаешь, насколько окружающее было чуждо, насколько ты сам чужд себе. Да и твоими ли были эти чувства все время? Чужой в этом городе иллюзий, маленькая козявочка, не заслуживающая внимания. Что есть твое бытие?
Амур расправляет широкие крылья, окатывая тебя потоком теплого воздуха, мягким, как сама любовь. Его нога стоит на твоем горле, ты улыбаешься в ответ, потому что у тебя есть, наверное, цель. Ради нее ты готов терпеть . Есть цель, которая ест тебя изнутри, как гусеница свежие листья. У тебя точно что-то есть? Но ведь ничего не осталось, очнись, ты не превратишься в бабочку никогда.
Пойми это хотя бы перед своим нелепым концом.
Amor fati.
А теперь благодари судьбу за то, что она сделала.

23:34 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Счастье бывает в деньгах, но птица счастья прилетает только один раз. Сегодня я это счастье проебала. Есть одна женщина, которая частенько заходит за вином в соседний магазин и набирает его на кусков 5 в день, жена известного музыканта. Сегодня она спросила, почему я так много работаю, и не нужна ли мне помощь. Может, предложила бы более высокооплачиваемую работу, может, еще чего. Такие связи в жизни нужны, в общем. Что сделала я? По привычке сказала, что все нормально. Нормально, да. Что хожу в дырявых кедах, что экономлю на еде, что живу на съемной, блядь, квартире, в ебаном девяткино, которое уже остопиздело до такой степени, что хоть на крик кричи. Иногда и кричу, хули там. Птица счастья, кукареку. Нормально, что у моего любимого мужчины долг в сто тыщ деревянных, потому что люди - мудаки. Нормально, что мне не к кому обратиться за помощью, случись чего. Нормально, что беру подработки, находясь в теоретическом, блядь, отпуске, чтобы что-нибудь позволить себе сверх меры, приблизиться хоть на толику к мечте о собственном жилье и деньгах на публикации своего говна, которое, впрочем, особо нет вдохновения писать в последнее время, потому что тупо не остается сил. Зато есть силы ныть, да.
Похуй, я добьюсь всего сама, любыми средствами, у меня все будет. Пускай многое потеряю, пускай потеряю многих, все равно. Да уже и терять-то особо нечего. Соберись, тряпка.

23:42 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Это блюдо подойдет и к праздничному столу, и на каждый день. Снимите кожу, обваляйте в муке, запихните в духовку. Выньте душу, выпотрошите, обжарьте отдельно с луком и морковью. Возможно, последствия будут необратимы. Залейте вином, чтобы не чувствовался трупный запах. Ты убил ее ради пропитания, так что это легально. Ее любовь выйдет вместе с паром, ее любовь испарится, теперь не о чем волноваться. Правда?

16:47 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Больше не перебирать ласково твои волосы, не нежиться в объятиях твоих, не держать за теплую руку. Сердце моё объято пламенем ярости и скорби.
Вернись, ты становишься одним из тех, кого презирал. Я не смогу быть с таким человеком, как бы больно ни было.
Агония.

15:19 

Теперь надо во что бы то ни стало добиться одного: закрыть глаза, которые раскрылись наполовину. (с)
Тошнит, нечем дышать. Мой запой продолжается слишком долго. Хотела же месяц не пить, а. Слабачка. В полке стоит еще пара бутылок вина, и они надолго там не задержатся.
История, как мы сделали план: купили себе бухла. Я думала, что подобное приключение сродни совместному переживанию урагана, измотанная и пьяненькая строчила о том, что кое-кто стал родным, радовалась, как дура. Нихуя, родные люди не могут быть настолько непонимающими и могут изредка идти на уступки. На следующий же день начинаю выебываться, загоняя хрупкие недоотношения в пропасть. А после ною о том, что у меня никого не осталось. Только вот правда в том, что сама всех оттолкнула. Ах, бедная-несчастная, такая вся из себя никому не нужная. Только вот можешь ли ты вспомнить, когда последний раз прислушивалась к словам других? Лгунья, лгунья, ты лжешь самой себе в первую очередь. Давай, пожалей себя еще раз и открой другую бутылку. Залпом, блядь.

Веселые истории в журнале "Долбоеб"

главная